Она смотрит на меня, она меня видит.

В последнее время у меня стали подниматься очень ранние непереработанные темы. О многих я к сорока годам напрочь забыл. Я их не видел и не чувствовал.

Но хоть я их не замечал, они хранились в центре моей личности, и активно влияли на мою жизнь.

Самое яркое из переживаний это взгляд. Я большую часть жизни старательно избегал взгляда и прямого контакта с Женщиной. Я выстроил много защит, чтобы не встречаться с таким взглядом, играл разные роли, был холодным и циничным, был пошлым или высокомерным.

Чтобы добраться до взгляда, пришлось очень много сделать.

Сегодня из поездки в Москву вернулась Аня. И мы сидели на кухне пили чай и смотрели в глазу друг другу — было радостно от встречи.

И я попал в тот самый взгляд: меня видят, меня чувствуют, я в прямом контакте с Женщиной.

Мы даже не говорили ни о чем. Но за пару минут из самой глубины у меня поднялось много боли. Пласты воспоминаний из детства, все случаи когда женщина смотрела на меня и осуждала, подавляла, обесценивала…. Это не было определенной женщиной, это был такой родовой-полевой сгусток сильного эмоционального напряжения.

В этом процессе не было ничего для ума — только проживание.

Я хочу отметить, что моя жизнь полна разнообразных вещей. В ней много хорошего, но когда я пишу о тяжелеке, может возникнуть ложное восприятие, что у меня беспросветное детство — это не верно, в моем детстве было много ресурса.

А писать об эмоциях, как и проживать их, нужно тотально )

Что же я чувствовал?

Чувствовал себя ребенком, чувствовал что хочу проявлять свою самость, маскулинность, чувствовал что все тело ждет ответного принятия от Женщины. Но вместо этого получаю только обесценивание и унижение. И это длится многие годы, и я невольно принимаю это в себя, начинаю так относиться к себе.

Чувствую, как презираю себя и ненавижу. Чувствую, как любой сущностный контакт накрепко ассоциируется с болью, чувствую как любое сущностное проявление накрепко связывается с полным фиаско. Чувствую как ношу в себе этот треш. И ещё ощущение огромной усталость от любого контакта, ведь в контакте мне все время нужно быть на стреме, в тонусе, держат оборону. Просто отказ от контакта, отказ от любого сущностного проявления — никаких сил на это не остается.

Так ярко видно всю структуру моего характера, все эти уходы во фриковость и глубокую дистанцированность от людей. Хорошо видно, почему я не могу дотянуться до полноценной социализации и реализации.

Помню, как обнаружил эту ненависть к себе год назад и это было шоком, я не понимал откуда эти чувства, не мог их напрямую касаться, работать с ними не получалось.

За последний год многое двинулось. Теперь я напрямую касаюсь этих эмоций. Я могу говорить о них, и не боюсь быть увиденным, не боюсь проявить свою слабую ранимую часть.

Добравшись до детской части себя, я изменил свое отношение к детям. Мне стало значительно проще со своим сыном.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.